Пятница, 20.10.2017, 13:36
Приветствую Вас Гость

Мой сайт

Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 8
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Март 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2013 » Март » 26 » Небо, самолёт, девушка: мемуары стюардессы
    06:14
     

    Небо, самолёт, девушка: мемуары стюардессы

    НЕБО, САМОЛЁТ, ДЕВУШКА: МЕМУАРЫ СТЮАРДЕССЫ

    «103-й МЕРИДИАН» публикует свой перевод на русский язык отрывков из книги сингапурки Джанет Чу "The Mile Hi! Club: Memoirs of a Stewardess". Её истории – это реальность жизни бортпроводников, как правило, малоизвестная пассажирам

    «Вам кофе, чай или меня?»

    К подобному уничижительному восприятию зачастую сводится отношение к бортпроводникам. Нас полагают не более чем элитными официантами и официантками, людьми, выбравшими профессию, которая по душе только меркантильным и необразованным личностям. Я написала эту книгу, чтобы изменить ваше представление о моих коллегах, часто недопонятых и недооценённых. Пусть мир узнает, что за каждой улыбкой стоит история, которая ждёт, чтобы её рассказали.

    Внештатные горести

    Прежде чем получить статус полноправного бортпроводника, стажёры должны отлетать в качестве внештатных сотрудников на обоих типах самолётов, где проходили обучение. Я была морально готова, что полёт будет утомительным, но именно после того рейса я в полной мере поняла значение этого слова: пассажиры были приветливы и уважительны, но вот скорость, с которой они ели и пили, вызывала панику. Некоторые заглатывали на питки быстрее, чем их можно было приготовить во время раздачи с те лежки. Моя наставница Джесси тактично предлагала пассажирам дополнительные пакетики орешков, чтобы их слегка притормозить, а я в это время наливала воду тем, кто терпеливо ждал.

    – Да уж, на сегодняшнем рейсе умение смешивать напитки приходится как никогда кстати, – сказала Джесси и положила на мою тележку заламинированный лист размером 12 х 12 см. Она оказалась права: заказы так и сыпались – от фруктовых соков до сложных коктейлей. Уже довольно скоро я жонглировала банками с газировкой вперемешку с бутылками джина, водки и скотча, изредка подглядывая в «шпаргалку» с коктейлями.
    – Берись за основание, а не за край, – напоминала мне Джесси, когда я в спешке хватала пластиковыйстаканчик за ободок. – И подавай напиток пассажиру этикеткой вперёд. И лёд старайся положить раньше, чем нальёшь минералку, иначе расплещется.

    За время того рейса я многому научилась: наливать пиво, слегка наклонив бокал, чтобы слой пены выглядел идеально, балансировать несколько напитков на тележке, слегка проворачивать горлышко бутылки, чтобы последняя капля не упала на поднос. Я узнала, апельсиновые соки каких производителей необходимо взбалтывать, чтобы мякоть равномерно распределилась, и что диетическая кола пенится больше, чем обычная.

    Мы по очереди заглатили оставшиеся порции еды, томившиеся в печках, готовясь ко второму заходу, во время которого стюардессы обходят салон, собирая использованную посуду и раздавая с подноса подогретые махровые салфетки. Поднос оказался неожиданно тяжёлым – из-за воды, которую вобрали в себя полсотни влажных дымящихся салфеток. Я аккуратно несла его в правой руке, держа в левой щипцы для раздачи.

    Через несколько рядов от тяжести рука начала немного дрожать. Я остановилась и повернула поднос на 90 градусов, поближе к себе. Некоторым пассажирам требовалась целая вечность, чтобы прореагировать на меня, протягивающую им трясущейся рукой салфетку, зажатую в щипцах. Тугая униформа врезалась в подмышки. Когда я вернулась на бортовую кухню, мышцы руки ныли, а по правой стороне униформы растеклось мокрое пятно – «спасибо» салфеткам.

    – Привыкнешь! Напитки разносить не лучше – они потяжелее будут, – сказал один из бортпроводников, заметив мой жалкий вид. Это уже точно – привыкать мне ещё и привыкать. Стиснуть зубы. Пора взрослеть. Вот так примерно проходили мои самые первые рейсы.

    Метаморфозы

    Прежде чем компания осмеливается показать нас пассажирам, стажёры-невежи проходят полный курс магии макияжа. Превращения удивительны. Умело наложенные тени и подводка, придающая глубину взгляду, зрительно приоткрывают глазки-бусинки, а накладные ресницы и косметический клей завершают оптический обман. Правильно наложенные румяна помогут оформить даже не существующие контуры лица. Красный цвет на губах позволит зубкам выглядеть белее, чем они есть. На самом деле, сочетание цветов определённым образом может как создать, так и погубить облик. Чтобы пресечь нездоровые эксперименты с косметикой, компания устраивает стюардессам проверки на соответствие индивидуальной цветовой схеме, которую каждая из нас обязана носить с собой.

    Правила предписывают обязательный маникюр, причём только тех оттенков красного, что обозначены в личной цветовой гамме. Ногти на ногах можно не красить, если носить чулки, но многие предпочитают выставить напоказ свежий педикюр одного тона с маникюром.

    Лак оттенка «красный ворон» считается слишком тёмным, но всё равно его девушки любят и используют. Макияж глаз должен быть виден с любого входа в самолёт, что делает новичков похожими на актёров китайской оперы ваянг. Постепенно приходит умение достичь оптимального результата минимумом косметики. Ведь чтобы подчеркнуть свежесть молодости, чем меньше, тем лучше.

    Доктор, мне нужен больничный. Пожалуйста!

    Пролетели месяцы, и я начала входить в курс дела. Я стала понимать, что отдельные секторы гораздо легче обслуживать во время полёта, а какие-то направления совершенно не стоят труда. Как только я узнавала, что меня ставят на гонконгский рейс или другие нежелательные направления, я выходила на больничный. Я жила в восточной части острова, а потому быстро стала завсегдатаем клиники во втором терминале*. Молодой врач оказался приветливым парнем, пациенты которого радостно входили и выходили из его кабинета в течение всего дня. Я частенько задумывалась: видит ли он, что я совершенно здорова, хоть и сжимаю живот от боли? Надеюсь, что не силь но переигрывала. Я решила, что спазмы в животе у женщины сложно поставить под сомнение. Даже если тот доктор-очкарик и разгадал мои жалкие попытки, то никому ничего не выдал.

    Однако время от времени я старалась разнообразить свои «недуги». Опытные члены команды натирают глаза сигаретным пеплом, чтобы получить свою версию конъюнктивита. Очень умно, конечно, за исключением очевидных улик – одной стюардессе был учинён допрос докторицей, обнаружившей следы серого вещества на веках. В списке «уважительных причин» также лидировали мигрени. Однажды подруга одолжила мне шейный ортез – я хотела увильнуть от рейса в Манилу. Тяжёлый пластмассовый воротник вокруг шеи ограничивал движение головы, так что какое-то время я чувствовала себя и вправду травмированной. Выглядя соответственно своей легенде, я уверенно зашла в кабинет.

    Доктор приподнял голову от груды папок на столе, бросил на меня всего один взгляд и сообщил:
    – Это уже слишком. Декораций поменьше не нашлось?

    Я зарделась, что мгновенно выдало меня с головой. С тех пор я придерживалась версии спазмов в животе.

    Несмотря на рекомендации компании действительно больным сотрудникам не выходить на работу, чтобы избежать риска заразить других людей на борту, многие ослушиваются. Был случай, когда один старший бортпроводник, жаловавшийся на ноющую боль в спине, проглотил парочку мышечных релаксантов в надежде расслабить плотно зажатые мышцы и отправился в рейс.

    Причина таких поступков довольно очевидна: при прочих равных условиях легко угадать, какого кандидата руководство повысит в должности. Кроме того, в 2003 г. кризис, связанный с эпидемией атипичной пневмонии, ясно показал, что обладатели безупречной медицинской и дисциплинарной истории имеют на руках все козыри, когда в компании начинается сокращение. Третья причина кроется в деньгах – те, кто не берут больничный в течение года, получают премию в S$ 350. Не ахти какие деньги, но в хозяйстве пригодятся. *Имеется в виду остров-государство Сингапур и расположенный в его восточной части аэропорт Чанги, состоящий из четырёх терминалов (прим. переводчика).
    Продолжение следует

    Об авторе: Сингапурка Джанет Чу проработала старшим бортпроводником на одной из лучших в мире авиалиний 13 лет. Увлекается изготовлением украшений из бисера, чему её научил пассажир за время длительного рейса в Нью-Йорк. Имеет семилетнего сына. Любит творчество Нила Хамфриза.
    www.milehiclub.sg
    Перевод на русский Наталья Макарова
    Просмотров: 129 | Добавил: ateming | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0