Пятница, 19.01.2018, 06:34
Приветствую Вас Гость

Мой сайт

Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 8
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Май 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Главная » 2014 » Май » 5 » Дача Гальцевых или дневник шестилетнего
    15:49
     

    Дача Гальцевых или дневник шестилетнего

    В свои шесть лет я знал лишь комнатку в общей квартире, вытоптанный двор нашей дореволюционной пятиэтажки, да крошечный детский сад, отделённый забором от железной дроги и ароматного хлебозавода. Когда же наш заводской автобус остановился у дачи, похожей на корабль, плывущий средь белых облаков – мы, бледные городские детишки, высыпали в цветущий сад и остолбенели! Сладкий, неведомый мир благоухающего сада неистовым светом озарил мою душу. Неземной аромат опьянил, когда я окунул лицо во влажную гроздь розовой сирени! Вокруг, не замечая меня, гудели шмели, пчёлы и жуки-бронзовики. Потрясённое сердце моё распахнулось в неизречённой благодарности к чему-то огромному и бесконечно щедрому! Сандалии мои - стали золотыми от пыльцы одуванчиков, а на голову мне вдруг уселась белая бабочка…Меня, кажется, признали!…
    Весь день мы бегали, как угорелые по саду, в ёлочках, даже в овраг лазили, перемазавшись в глине. Хозяева дачи разрешили нам бегать по всей их территории, за исключением оврага, сада и картофельного поля.
    После войны у многих заводов и фабрик ещё не было своих летних детских садов и пионерских лагерей. Предприятия снимали большие дачи на лето и обеспечивали детей горячей кухней.

    ЗЕЛЁНЫЙ ЛЯГУШОНОК

    На следующий день мы впервые оказались в лесу. Во мне всё пело и, под ясным пологом леса, я никак не мог надышаться! Просто, чтобы понюхать, я поймал зелёного лягушонка. Мокрого поднёс его к носу. Как сладко он пах болотцем, дубовой листвой, травами…Он пах сразу всем лесом! Я благодарно опустил лесного жителя в ручей. Ещё долго у моего горла плескался упоительно-сладкий запах лягушонка, слившийся с духом таинственного леса!

    ЧИСТО-ПОЛЕ

    - А знаете, куда мы с вами отправимся? – объявила вдруг наша любимая Надеванна. Ей самой, как ребёнку, очень хотелось обойти все окрестности нашего дачного посёлка. - Куда?.. Не знаем…- заголосили мы хором.
    - А ведь кто-то хотел нарвать полевых цветов?
    - Мы хотели! – завизжали девчонки.
    - Значит, куда мы отправимся? А?..
    - В сад!.. На клумбу пойдём! – пытались мы отгадать загадку Надежды Ивановны. - Правильно, на клумбу, но только без конца и без края! Тут мы открыли от удивления рты и уставились на смеющуюся вожатую. - Где обычно растут полевые цветы? – почти подсказала ответ Надеванна. И не дождавшись ответа, радостно объявила - Конечно, на поле! Кто за то, чтобы отправиться в чисто - поле?
    - Мы хотим в поле!..- раздался жуткий вопль. И мы пустились вдогонку за обожаемым нашим педагогом. И вскоре оказались посреди бескрайнего поля, над которым в голубом небе отдыхал серебристый дирижабль. Надеванна расстелила на траве одеяло, огляделась вокруг, и восхищённо пропела: «Ах, куда ж нас занес-ло!?.»
    -За-нес-ло!!! – закричали мы во весь голос и, с победным криком разбежались кто куда. Над нашими головами сияло солнце. По голубому небу плыла серебряная рыбка-дирижабль. А мы, как заведённые, бегали по травам, и по нашим покарябанным коленкам стегали сердечки сурепки и пастушьей сумки. Наконец мы устали и тихо присели рядом с нашей неутомимой путешественницей. Тёплый ветерок погуживал в наших ушах, гонял резвых бабочек над нашими панамками, и шевелил светлые кудряшки на голове Надеванны. - Вот летит зелёная бабочка, - показала вожатая,- она называется капустница. А эти белоснежные – лимонницы, от них пахнет лимоном. Девчонки слушали и плели венки из полевых цветов. А нас Надеванна научила плести зелёные плётки-косички из трубочек болотного ситника, а потом не сильно стегали друг друга. Девчонки плели венки и примеряли их к кудрявой голове доброй воспитательницы, которая заканчивала читать интересную сказку.
    И в этот миг произошло что-то неимоверное! Над нашим одеялом, как в сладком сне, плавно пролетела огромная жёлто-голубая бабочка с рожками на кончиках крыльев. Она больше походила на маленькую птичку. Мы дружно вскочили и побежали за сказочной бабочкой. Наши сердца бешено колотились. И если бы не густой цветочный ковёр, кто-то наверняка догнал бы желанную бабочку. Но она взмыла в небеса, прямо к мирному дирижаблю…
    - Ну успокойтесь, ребятки. Ладно вам переживать! – остужала пыл жалобщиков наша вожатая. – Какая она красавица, верно? Ну и пусть радует всех, кто её повстречает на своём пути!!!
    - А у неё голубые и жёлтые крылышки! – радовался кто-то.
    - А я видела красные глазки на её крыльях, как солнышки! – хныкала одна из девчонок. - Ребятки, а я знаю как эту редкую бабочку называют,- озорно посмотрела на нас Надеванна. - Я ещё в детстве своём слышала об этой огромной бабочке. Мы жадно уставились на своего кумира и терпеливо ждали.
    - Правда-правда. Да вот только увидела это чудо сейчас вместе с вами. Эта редкая бабочка называется Махаон!
    И мы весь день с радостью повторяли это волшебное слово – Махаон.

    УЛЕЙ НА БЕРЁЗЕ

    Вскоре Надеванна привела нас на опушку соснового леса. И не успели мы, как следует покидаться сосновыми шишками, как кто-то закричал: «Белка, белка!». - Да где же она? – взмолилась воспитательница.
    - Вон, в лес убегает! – показала рукой зоркая девчонка.
    И тут все увидели, белочка рыжим пламенем перелетела на сосну. Потом она, перелетая с дерева на дерево, вспрыгнула на старую берёзу и пропала из вида. Мы окружили дерево, но, кроме большого нароста на стволе, ничего не смогли рассмотреть. - Там кто-то летает, - сказала востроглазая девочка.
    - Мёд капает, - догадался кто-то, облизывая упавшую сверху каплю, - Сладкая! - Мы дедушке Павлу расскажем о диком дупле с мёдом! – обрадовалась Надеванна. - Он мёду достанет и нас угостит, за то, что мы нашли! – смекнули некоторые из нас. В обед пришёл узнать, где стоит старая берёза дедушка Павел. Бабушка Вера, его жена, принесла мужу халат, сетчатую маску и сумку с инструментами. После обеда мы так и не смогли уснуть, ожидая попробовать на вкус: какой же он этот дикий мёд!?
    К полднику вернулся дедушка Павел и развёл руками: «Это вовсе не улей, - сказал он устало, - это гриб «чага».
    - Вы уж нас извините, пожалуйста,- тихим голосом попросила Надеванна. Но старый пчеловод лишь примирительно улыбнулся и махнул рукой, как бы говоря : «Да ладно. Чего уж там. В жизни всякое случается!..»
    Но на следующий день бабушка Вера угостила всех нас кусочками сотового мёда со своей пасеки. Так вот он какой ароматный и сладкий! Мы ещё долго ходили и жевали, оставшийся во рту сотовый воск.

    ВЫСТРЕЛ

    На ночь мы долго рассказывали страшные истории. И поэтому утром вдруг проснулись от страшного грохота!..
    - Во, пальнуло! – закричал кто - то из пацанов, и настежь открыл окно. Остро и незнакомо в носу у нас запершило серой.
    - Вон рыжая собака пробежала! – возбуждённо закричал другой мальчик.- Жутко воет! Все столпились у распахнутого окна и жадно стали нюхать едкий дым. - Порохом несёт! – определил какой-то специалист. И мы с уважением поглядели на него. И верно – пахло пистонами, как после стрельбы из игрушечного пистолета. Весь день нас жгло любопытство: Кто же, действительно, пальнул в собаку? И только за обедом наши девчонки рассказали, как возмущённо спорили наши воспитатели с хозяевами большой дачи! Из их криков девчонки узнали, что из охотничьего ружья-двустволки стрелял внук, десятиклассник Миша. Оказывается, он несколько дней караулил эту собаку, зато, что она загрызла у него несколько молодых голубков ценной породы! Со второго вы стрела он попал собаке в заднюю ногу. Приблудный пёс жив – он вылизывает в поле раненную ногу.
    Миша казался нам взрослым дядькой и на нас малышню он даже не обращал внимания. И мы думали: «Так вот когда становятся взрослыми!? Это когда можно стрелять из настоящего ружья!» Наше детство за один только день обросло вмиг множеством неразрешимых вопросов. Мы тоже сможем купить себе двустволку и завести настоящих рыжих голубей монахов. Научимся говорить баском, а вечером, как Мишка, сможем по вечерам ходить в кино или на танцы!..
    Но к вечеру мы уже забыли об утреннем происшествии. И только самые любопытные из нас увидели, как в сумерках дедушка Павел поехал на нашей детсадовской продуктовой машине в город. В руках он держал чёрный чехол с ружьём. Больше он летом не привозил его на дачу.

    ДОБРАЯ "КАЛАНЧА"

    Анна Михайловна, вторая наша воспитательница, была жуткой домоседкой. В отличие от Надеваны, она всю «прогулку» устраивала рядом с дачей. Ложилась на одеяло и читала толстый роман. Девчонки-ябеды сидели рядом и зорко глядели, чтоб никто не разбежался и не мешал Анмихалне увлечённо читать.
    От скуки мы лазали в кустах ольхи и зубами ошкуривали сломанные ветки. Наши зубы, руки и губы от горькой коры были коричневыми, как старый яблочный огрызок. Мы гонялись друг за другом и «сражались» этими красными палками-мечами до изнеможения! Неожиданно Анмихална, перелистывая страницу книги, с ужасом увидела наши страшные рожицы и испугалась :
    - Какой гадости вы наелись? – закричала она и вытаращила на нас вишни своих огромных глаз под стёклами очков. Ничего не понимая, воспитательница с мольбой посмотрела на своих помощниц. Но те быстренько успокоили её: - Это мальчишки кору жевали! Мы пробовали. Ольха – фу, какая горькая и противная!.. Анмихална сразу потеряла всякий интерес к хулиганам и вновь улеглась читать душещипательный роман.
    - И нам почитайте, заканючили мы хором.
    Вожатая приподняла панамку с глаз и весело так посоветовала : - Начитаетесь ещё, когда соображать начнёте!..
    Её разговор с нами был всегда коротким и беспрекословным.
    Зато она нас никогда не наказывала и не упрашивала вести себя хорошо. Ей было достаточно вперить свои огромные глаза из-под очков и спросить ледяным тоном: - Долго это будет продолжаться? – дальше шла долгая пауза. - Ну вот и иди, если докумекал! После такого испытания озорнику уже не хотелось шалить. Удивительно, но мы Анмихалну жалели. Однажды девчонки случайно услышали разговор двух воспитательниц из младших групп: «На её рост ещё мужик не дорос!» Так вот в чём было дело! Странно, но нам всем наоборот нравилось, что воспитательница уродилась такой каланчой, почти вровень с дедом Павлом. И чтобы её жених побыстрей вырос, мы старались свою каланчу поменьше расстраивать. Но зато как же мы радовались, когда у неё заканчивалась толстая книга и она вдруг выводила нас подальше от дачи- Ребятки, сегодня мы дойдём, наконец-то, до ручья!!!
    - Ура-А-А! К рыбкам! – неистово орали мы на всё поле, за которым и шёл тот самый таинственный ручей.
    И вот мы подошли к песчаным отмелям хрустального ручья, бегущего на краю поля. В воде стайками бродили настоящие рыбки. Их нам, конечно, не поймать. Но можно встать на бережку на коленки и попытаться схватить бегающую по воде водомерку…

    НАСТОЯЩИЙ ПОХОД

    Жарко светило солнце, а мы парами шли в какой-то далёкий поход, к пруду. Мы давно миновали «чисто-поле», высоковольтные мачты и вошли в светлый лес.
    - Ребята не отставайте! – далеко впереди кричала Анмихална.
    Растянувшись гуськом и, взявшись за руки, мы жадно озирались вокруг. Догоняйте, догоняйте!.. – торопила нас замыкающая колону Надеванна. В солнечном лесу пели птицы. А лесная просека вела нас в неизведанные, манящие дали… - Привал! – разнеслась по лесу незнакомая нам команда. Обессиленные, мы повалились на расстеленные одеяла среди светлой поляны. И сразу запахло сардельками из ведра, варёными яичками, свежими огурцами… - Подходите за сухим пайком! – весело позвали воспитательницы. Мы были счастливы обилию незнакомых взрослых слов, аппетитной едой, загадочным поворотам тропинок.
    И со мной что-то произошло. Светлый полог леса расступился над нашими головами и словно тихо запел, отчего неудержимая радость окутало всё моё существо! В сердце стало сладко-сладко от безграничной и таинственной этой жизни!!! Всё моё шестилетнее ,очарованное красотой мира существо – возликовало и унеслось, слившись с пологом родного леса. Очнулся я от слов Анмихалны:
    - В походе негде готовить горячую пищу. Приготовьтесь, иду разливать горячий кофе с молоком! Держите чашки в руках.
    Вскоре, бодрые и налегке, мы прошли лес, и в глаза нам ударил блеск большого пруда. Дул тёплый ветерок, пахло тиной и осокой.
    - Всем раздеться! - скомандовала Надеванна.
    - В воду не входить! – предупредила Анмихална.
    Мы столпились на скользком, глинистом берегу и, с, замиранием сердца ждали, когда вожатые проверят дно.
    Нас подхватывали под мышки, опускали грудью в теплую воду, а мы кричали от радости и испуга. Все неистово били по воде, кашляли от попавшей в рот бурой влаги. Радостные визги и крики слились в один слоновый рёв, когда никто никого не слышит и не понимает…
    Последними из парной воды вышли наши счастливые воспитательницы. И только Колька, сын сторожа, ещё ловко плавал, красуясь перед нами. Мы загорали на одеялах и тайно завидовали Кольке, ведь он был старше нас и уже перешёл во второй класс.
    Когда мы пришли на дачу, то так устали, что проспали полдник. Всего за один только день мы так повзрослели, что потрясение от огромного загадочного мира вошло в наши неизбалованные души неугасимым сказочным светом!

    ПРОЗРЕНИЕ

    Мы играли у большущего муравейника, среди старых елей. Незаметно я оказался на солнечной поляне.…И вдруг голову мою пронзил «неземной свет»! Мне не было страшно - сердце моё накрыла мощная волна счастья! Мыслей моих не было – я всем существом своим понял: «Это вечный свет – ты ещё мал для него…Свет этот от начала! Осиянное – до того как ты есть…» Я понял, что я не один – и сердце моё содрогнулось от вошедшего в меня озарения! Кто дал мне вечную надежду? Вошёл этот свет или покинул грешное дитя, бросившее с приятелями лягушку в муравейник?
    Обернувшись, я увидел, что ребята играют и не видят, что произошло со мной. Став взрослым, я понял, что мне открылась сокровенная истина вечной жизни: «Был Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир» (Иоанн.1, 9)

    ПЕРВЫЙ ЗАРАБОТОК

    Утром мы столпились около корзины, где лежали заболевшие гусята. У некоторых из них глаза были полузакрыты. Тёплый ветерок шевелил пушок на их больших головах, донося до нас запах пушистых птенчиков. Дедушка Павел что-то растворял в розовой воде, а бабушка Вера аккуратно брала каждого гусёнка в руку и махала им вперёд-назад. Затем, она набирала в рот целебную воду и переливала её в клювик очередному птенчику. Дедушка Павел распрямлял молотком на верстаке ржавые гвозди.
    - Ты посмотри, Павлуша! – радостно закричала его жена. – Ещё один очнулся! - Слышу, Веруня! Вот хочу для них загончик сколотить, чтоб не клевали в саду что попало!
    И тут дедушка Павел вручил мне молоток и кривые гвозди, а сам пошёл за досками и сеткой для загончика.
    На моё счастье гвозди были не большие и чудесно распрямлялись, если по ним стучать потихонечку. Не зря же мы с братиком помогали отцу, когда он что-нибудь мастерил по дому. Гвоздики складывались и складывались в готовую кучку. Я так увлёкся, слушая гул старых елей над верстаком, что не заметил, как подошёл дедушка Павел, и, поглядев на мою работу, похвалил. Потом он погладил своей тяжёлой ладонью мою голову, забрал выгнутые гвозди и положил на верстак два белых яблока. Как же я был счастлив, что мой труд тоже превратиться в загончик для гусят! Радость бурлила во мне: « Я стал большой! Впервые в жизни я заработал своим трудом на яблоки белый налив! Вдруг громко завизжали девчонки!.. Убрав яблоки за пазуху, я побежал к крыльцу хозяев дачи. Там, шлёпая лапками по тёплой глине, уже вовсю разгуливали у порожка дома пятеро бодреньких гусят.

    О ВИСЕНИИ ВНИЗ ГОЛОВОЙ

    Если согнуть ноги в коленях, то можно повиснуть на суку дерева и, захлёбываясь от счастья, раскачиваться вниз головой! И пусть холодеет в животе и кружится голова, зато ты в шесть лет такой ловкий и бесстрашный! Вон девчонки захихикали, увидев, как я на лету сорвал блестящий жёлудь, в это время восхищение жизнью просто рвётся к белым облакам!!! Вдруг аппетитный запах заставил меня повиснуть на руках и спрыгнуть на шатающуюся под ногами землю.
    Запах исходил из раскрытой веранды за картофельным полем, куда нам запрещалось ходить. Не помню, как я оказался у раскрытой двери веранды. Там молодая тётенька, громко переговариваясь с кем-то в глубине дома, ловко переворачивала на раскалённой сковороде гору шипящих грибов. Сладкий грибной дух рождал в моём животе томительные спазмы. Женщина, не обращая на меня никакого внимания, продолжала резать молодые подосиновики, которые белыми и красными кружками падали в сковороду, треща там вместе с ароматным луком. Постояв ещё немного, я пустился во весь дух к своей даче, где уже стояла наша машина с обедом. Женщины в белых халатах несли баки с горячей едой, батоны хлеба, компот и сладкие булочки к полднику. Мне было обидно не из-за вкусных грибов, а потому, что родители обещали нам с младшим братом приехать и опять не смогли. За обеденным столом воспитатели без промаха вставляли нам в рот ложку с рыбьим жиром. В животе сразу же противно холодело, словно бы ты чуть-чуть не сорвался головой вниз с высокой дубовой ветки!

    ДЕНЕЖКА

    Однажды, когда мы играли в прятки, я увидел среди ёлочек на траве бумажный рубль. Позвать воспитателя я не смог – девчонки сидящие на одеяле, зашикали на меня, чтоб не мешал Анмихалне загорать. Поскольку рубль оказался ничейным, я свернул его вчетверо и спрятал в плоскую баночку из-под леденцов. Довольно долго я носил баночку за пазухой и чувствовал себя богачом! Но, гуляя около хозяйского сада, я увидел внука хозяев дачи, который ползал среди кустов крыжовника и смачно жевал крупные золотистые ягоды. Петька был моим ровесником, но попросить его угостить меня ягодами я стеснялся. - А у меня рубль есть! – вдруг похвалился я, вспомнив о своём богатстве. Петька перестал жевать и встал с колен.
    - Покажи, - попросил он недоверчиво.
    Как бы нехотя, я вынул из-за пазухи баночку. Потом достал оттуда рубль и слегка похрустел им около своего уха.
    Петька подошёл совсем близко и, заворожённый денежкой, вдруг выпалил: - Давай я продам тебе крыжовник!? На твой рубль получится целый стакан! За всю свою жизнь я никогда ещё ничего не покупал и не продавал. Но рубль мой мне уже немного надоел. Да и родители гостинцы привезут только в выходной. И я согласился. - Но только не сейчас, - оглядываясь, прошептал продавец. - Приходи после полдника к бане.
    Петька и впрямь не обманул и окликнул меня около умывальника. - Пошли! – шепнул он, как заправский заговорщик.
    Около качелей никого из детсадовских ребят не было. Петька полез к себе за пазуху и достал оттуда стакан. Потом стал вынимать пригоршнями ягоды и всыпать в стакан. Наконец он протянул мне полный ягод стакан. Я быстро высыпал ягоды за пазуху рубашки, вернул пустой стакан и вытащил из кармана свёрнутый вчетверо рубль. - Подожди, - остановил меня Петька,- Я продал тебе маленький стакан, а полагается – с каёмкой.
    Он снова повозился за пазухой и протянул кулак с оставшимися ягодами. И уже только тогда забрал деньги.
    Оставшись один, я стал жевать приторно-тёплый крыжовник. Хотя рубль и достался мне задаром, но вдруг мне его стало как-то жаль…И только близкий приезд родителей- заслонил собой потерю моего богатства.

    28 ПОДОСИНОВИКОВ

    На Родительский день отец научил нас с братиком ловить ветер, чтобы воздушный змей мог взмыть в небо и затрещать на ветру. Когда мы вволю набегались по полю, то мама, сжалилась над нашими приятелями, и предложила и друзьям погонять змея, особенно тем к кому не приехали родители.
    Потом родители кормили нас курицей и винегретом, вишнями и плюшками, которые испекла нам бабушка.
    И, наконец, наш братик схватился за живот и убежал в ближние ёлочки. - Переел наш мальчик! – забеспокоилась мама. И впрямь, из кустов вдруг раздался истошный крик:
    - Тут грибы, кругом! Мы все вскочили и стремглав побежали поглядеть, что же случилось с братиком. Он сидел на полянке и показывал вокруг себя рукой. То, что мы увидели, было похоже на чудесный сон! От старой осины, плутая меж ёлочек, убегал к самому полю толстый корень. А вдоль осинового корня торчали из травы красные подосиновики, почти все молоденькие, как солдатики.
    Мы бросились наперегонки собирать грибы, все, кроме сидящего братика. Когда подосиновики аккуратно положили на, расстеленное на траве, одеяло – их оказалось ровно 28 штук!!! - Это моё место! – Подошёл и стал хвалиться братик.- Я нашёл! - Ну конечно ты! – улыбаясь, похвалил отец. – И притом не сходя с места! Тут мы все вместе засмеялись. А мама мечтательно сказала:
    - Вот вернёмся домой, и нажарим грибов. И бабушку угостим!
    - А часть можно в духовке посушить,- вдруг догадался отец.- И зимой супчик сварить! Затем мама погладила нас с братом по голове и ласково попросила: « Мы с отцом дома делаем ремонт, так уж вы, милые мои, потерпите до конца третьей смены. Никуда от вас город не денется». И мы с братом смирились остаться ещё на месяц. Тем более, отец оставил нам змея. Впрочем, братишка вовсе и не расстроился. Он сел уплетать куриную ножку и заедать её помидором с солью. В пять лет – это главное поиграть, поесть и как следует поспать! И даже не вставая с места, запросто обнаружить целое ведро подосиновиков!!!

    ИЩЕЙКА

    После обеда я не спал, а смотрел в окно, слушал сопение ребят и звон кузнечиков. И тут ко мне тихо подошла Надеванна и шепнула на ухо: - Ты всё равно не спишь, так сбегай тут рядышком. Говорят опята пошли! – И протянула мне большущее полотенце.
    Я радостно помчался к светлому перелеску у дачи. Солнечный, полуденный мир обступил меня со всех сторон. В этом дремотном мире никто и не собирался спать. Вон бабочки трепещут над цветками гвоздики, а над головой с треском носятся глазастые стрекозы. На полянке стояли молодые лисички и сыроежки: «Брать, не брать?» – подумал я и не взял. Добежал до того места, где братик «нашёл» подосиновики – ничего. Машинально поднял с земли еловую лапу. Под ней запрыгала испуганная лягушка и прямо на огромные подосиновики под елью. Эх, жаль, что в родительский день мы не заглянули в глубину еловых зарослей! Стряхнув с головы сухие иглы, я побежал назад к лисичкам и сыроежкам. Но, перебегая сырой овраг, наткнулся на старый берёзовый пень весь усыпанный молодыми опятами! «Сколько же их тут, до полдника не успею!»- обомлел я и принялся стричь опята ножницами целыми семьями. За грибной нюх, ребята прозвали меня Ищейкой. Хотя я и не искал грибы. Особый грибной запах манил меня, светлые поляны, складки местности, дремлющие солнечные закутки. То есть грибы сами находились там, где их особенно приятно было искать. Вот и весь секрет – или ноги, которые сами приводили…
    Ребята, когда я вернулся на дачу, увидев в моих руках тяжеленный узел с опятами, закричали:
    - Ищейка пришла, нам грибков принесла!
    На ужин нам принесли дымящуюся картошку с грибами!
    И все-все наелись!.. Хотя, сердцу моему, всё же было милее искать грибы, даже более чем их есть.

    О СПАСЁННОМ ВОРОБЬЕ

    Надеванна вдруг сжалилась над поредевшей нашей группкой и повела на футбольное поле! По зелёному полю бродили беленькие козы и тыкались мордочками к нам в руки. - Это они просят кусочек хлебушка с солью, - успокоила воспитательница самых маленьких из нас.- В следующий раз возьмём на кухне сухарики и угостим их. Не долго мы гуляли, так как вдали забубнил гром. И мы побежали домой вдоль дачных заборов, где вечером возвращались с поля коровы и овцы. Неожиданно я увидел на одном из заборов перепутанного ниткой воробья! Он порхал, рвался ввысь, но нитка, спутавшая лапки, не давала ему улететь. Никто не заметил, как я отстал от группы и, поднявшись на забор, поймал воробышка и оборвал нитку на заборе. Оказавшись на даче, я ушёл в дальний её угол, где росли три высоченные ели. Держа в потной ладони трепещущую птицу, я быстро распутал нить на её лапке. Про себя я подумал: «Вот погляжу на воробышка, потом дам ребятам посмотреть. А потом, конечно, отпущу его на свободу». Но воробей в моей ладони совсем перестал сопротивляться. Глазки у пленника стали смежаться, а сердечко бешено билось в моей ладони. Ему, видимо, было совсем плохо – он приоткрыл клюв. Потихоньку я разжал ладонь, чтобы птичке легче было дышать. Но я даже не успел хорошенько рассмотреть воробышка, как мой пленник мощно рванулся и упорхнул в небо!
    - А-а - й!.. - заныл я, видя, как мой воробей сел на самую макушку ели. И больше я не увидел его, так как он пропал, слившись с гирляндами розовых шишек. В моей голове носились лихорадочные мысли: « Как же это не справедливо! Я ведь ничегошеньки не хотел плохого. Поиграл бы, посмотрел и выпустил. Ведь это я же его спас!» Я чуть не плакал от горя! Мне даже показалось, что моя ладонь сама как-то разжалась.
    «Возможно, и впрямь я мог заиграться бедной птичкой?»- вдруг подумалось мне. Но не хотелось мне вовсе слышать эти справедливые мысли. Я отворачивался от них. И всё же я ощущал в душе успокоение, словно кто-то заботливо и с любовью опекал меня. Как будто весь окружающий мир дарил мне безмерную радость.

    ЛЕДЯНЫЕ ОГУРЦЫ

    Проснулся я оттого, что под боком тихонечко хныкал мой братик. Давно уже увезли в город раскладушки, и теперь мы все спали на матрасах, разостланных на полу. Хозяева хорошо протапливали белую печь, и в холодные августовские ночи нам было тепло. - Ты чего плачешь? – спросил я брата и погладил по голове.
    - Есть хочется…- заскулил он в ответ.
    - Где же ночью я еду достану? – укорил я брата.
    Мне было обидно, что родители нас никак не забирают домой, как и ещё нескольких других, лежащих на матрасах. Я надел сандалии и вышел во двор. Над моей головой жарко сияли звёзды, а ледяная роса жгла ноги. Хорошо были видны пожелтевшие лопухи огуречных грядок. Мы видели, как недавно хозяева набрали с этих грядок целое ведро огурцов. Ноги мои ныли от холодной росы. И тогда я нагнулся и начал щупать шершавые и мокрые плети. Изредка попадались пупырчатые завязи огурчиков.
    В темноте, растолкав братишку, я сунул ему под нос мокрые огурчики. - Это что? – сонно произнёс он.
    - Огурцы. Ешь! И мы захрустели и зачавкали ледяными огурчиками. Ароматный дух свежих огурцов поплыл по комнате. Забубнили, заворочались во сне наши соседи. И мы накрылись одеялом, чтоб не сильно пахло. Впервые мне было стыдно. Я ощущал странное чувство вины. За то, что без спроса взял чужое. Долго я не мог заснуть – меня впервые обличала проснувшаяся совесть. На следующий день заводской автобус увёз в город всех малышей. Уехал и мой младший братик. Теперь нас оставалась лишь маленькая горсточка. И, словно сжалившись над нами, наступили вдруг жаркие дни золотой осени! Леса, сады запылали лимонной и красной листвой! Детские наши сердца вновь растворились средь ласковых синих просторов…

    БЕЛОСНЕЖНАЯ ВЕРАНДА

    За мной приехал отец, какое счастье! Он несёт мой лёгенький чемодан, а я жадно ем розово-полосатое яблоко. Как сладко оно пахнет городом и домом. Мы всё дальше уходим от моих друзей, воспитательниц, от приволья лесов и полей… Я кусаю сладкое яблоко, а по моему лицу текут солёные слёзы. Дачный посёлок бережно провожает нас. На залитых солнцем притихших дачах уже кое-где висят замки. И вдруг мой взор пронзила огромная белоснежная веранда, утопающая в золотой листве притихшего сада…Я вдруг понял: « Мне не хочется взрослеть!»… Лазоревое небо, кафельная белизна веранды, сонные качели и забытый в изумрудной траве красный мяч, как бы напоминали – это беззаботное детство отходит от тебя. Отец склонился и гладил меня по голове. Своим городским платком он утирал мне нос и торопил на электричку. Я взял отца за широченную ладонь и смиренно последовал за ним. Таинственная веранда давно пропала из вида, но в моей застенчивой душе её белоснежное сияние открыло во мне какие-то глубинные источники. И так вдруг стало сладко, словно некий тайный покровитель ласково утешал и ободрял меня.
    Дома я ночью заплакал в подушку. А мама ласково стала гладить по вздрагивающей спине и успокаивать:
    - Ты ведь уже стал большой. Тебе на следующий год в школу идти! Беспечное детство с его безмятежностью и просторами, как та белая веранда уходили от меня навсегда, а взрослая жизнь всё теснее приходила из будущего. Став взрослым, мне удалось, наконец, разгадать белоснежный свет веранды и таинственного утешителя, окружающего нас безмерной любовью: « Ибо только Я знаю намерения, какие имею о вас, говорит Господь, намерения во благо, а не на зло, чтобы дать вам будущность и надежду» (Иер.29,11).
    Господь посылает ветер, а сердечные наши желания раскрывают паруса и уносят в неведомый океан жизни корабль нашей судьбы.

    Просмотров: 247 | Добавил: ateming | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0